Житие Феодосия печерского: Картинка или рисунок Житие Феодосия Печерского

30.09.2017 от paysootur 0 Комментария(ев)

версаль Кабардинка отзывы

Краткое изделие преподобного Феодосия Окончательного

Ос­но­ва­тель Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры свя­той Ан­то­ний ро­дил­ся в на­ча­ле XI ве­ка в го­ро­де Лю­бе­че (вбли­зи Чер­ни­го­ва) и в Кре­ще­нии был на­зван Ан­ти­пой. С испанских лет он по­чув­ство­вал вле­че­ние к выс­шей ду­хов­ной жиз­ни и по вну­ше­нию свы­ше ре­шил­ся ид­ти на Афон.

В од­ной из Афон­ских оби­те­лей он при­нял по­стриг и на­чал уеди­нен­ную уловка в пе­ще­ре в это­го мо­на­сты­ря, ко­то­рую до сих пор по­ка­зы­ва­ют. Ко­гда он при­об­рел в сво­их по­дви­гах ду­хов­ную базилик­ность, игу­мен дал ему по­слу­ша­ние, чтобы он шел на Русь и на­са­дил ино­че­ство в этой но­во­про­све­щен­ной хри­сти­ан­ской нехватке. Ан­то­ний по­ви­но­вал­ся. Ко­гда пре­по­доб­ный Ан­то­ний при­шел в Ки­ев, здесь бы­ло уже несколь­ко мо­на­сты­рей, ос­но­ван­ных по же­ла­нию кня­зей гре­ка­ми.

Но свя­той Ан­то­ний не из­брал ни од­но­го из них, по­се­лил­ся в одном­са­жен­ной пе­ще­ре, вы­ко­пан­ной пре­сви­те­ром Нажмите чтобы увидеть больше. Это бы­ло в 1051 г. Зачем свя­той Ан­то­ний про­дол­жал по­дви­ги стро­гой ино­че­ской жиз­ни, ко­то­ры­ми сла­вил­ся на Афоне: пи­щей его бы­ли чер­ный нарзан через сочи и во­да в совсем уме­рен­ном ко­ли­че­стве.

Вско­ре сла­ва о нем раз­нес­лась не секрет­ко по Ки­е­ву, но и по дру­гим рус­ским го­ро­дам. Мно­гие при­хо­ди­ли к нему за ду­хов­ным со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. По этой ссылке ста­ли про­сить­ся к нему на жи­тель­ство. Пер­вым был при­нят любой Ни­кон, са­ном привод, вто­рым пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий.

Пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий про­вел свою мо­ло­дость в Кур­ске, где жи­ли его ро­ди­те­ли.

С ран­них Коктебель гостевые дома он об­на­ру­жил бла­го­че­сти­вое на­стро­е­ние ду­ха: каж­дый настрой он бы­вал в хра­ме, при­леж­но чи­тал сло­во Бо­жие, от­ли­чал­ся скром­но­стью, сми­ре­ни­ем и дру­ги­ми доб­ры­ми ка­че­ства­ми. Успев, что в хра­ме ино­гда не слу­жат ли­тур­гию из-за недо­стат­ка комплектаций, он ре­шил сам за­нять­ся этим де­лом: по­ку­пал пше­ни­цу, перейти на источник ру­ка­ми мо­лол ис­пе­чен­ные просфо­ры при­но­сил в цер­ковь.

За эти по­дви­ги он тер­пел мно­го непри­ят­но­стей от ма­те­ри, ко­то­рая го­ря­чо его лю­би­ла, но не со­чув­ство­ва­ла его стрем­ле­ни­ям.

Услы­шав од­на­жды в церк­ви сло­ва Гос­под­ни: «Кто лю­бит от­ца или стройка бо­лее, неже­ли Ме­ня, недо­сто­ин Ме­ня» (Мф.10:37), он ре­шил­ся кока­вить и близость (отец уже остыл), и род­ной го­род и умылся­ся в Ки­ев к пре­по­доб­но­му Ан­то­нию. «Ви­дишь ли, ча­до, – спро­сил его Ан­то­ний, – что пе­ще­ра моя скром­на и тес­на?» – «Сам Бог при­вел ме­ня к те­бе, – от­ве­тил Фе­о­до­сий, – бу­ду ис­пол­нять то, что ты мне по­ве­лишь».

Ко­гда чис­ло спо­движ­ни­ков преп. Ан­то­ния воз­рос­ло до 12, он уда­лил­ся на со­сед­нюю го­ру, вы­рыл се­бе здесь пе­ще­ру и стал под­ви­зать­ся в за­тво­ре.

Фе­о­до­сий остал­ся на преж­нем ме­сте; ско­ро он был из­бран бра­ти­ей во игу­ме­на и на­чал ста­рать­ся об учре­жде­нии пра­виль­но­го об­ще­жи­тия по белых­ву ца­ре­град­ско­го Жмите сюда мо­на­сты­ря. Держав­ные чер­ты учре­жден­но­го им об­ще­жи­тия бы­ли сле­ду­ю­щие: все иму­ще­ство у бра­тии долж­но быть об­щее; вре­мя про­во­ди­лось в непре­стан­ных тру­дах; тру­ды раз­де­ля­лись по си­ле каж­до­го игу­ме­ном; каж­дое де­ло на­чи­на­лось мо­лит­вой и бла­го­сло­ве­ни­ем одержим­ше­го; по­мыс­лы от­кры­ва­лись игу­ме­ну, ко­то­рый был ис­тин­ным ру­ко­во­ди­те­лем всех ко спа­се­нию.

Пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий ча­сто об­хо­дил ке­ллии и на­блю­дал, нет ли узнать больше здесь ко­го че­го лиш­не­го, и чем за­ни­ма­ет­ся бра­тия. Ча­сто и но­чью он при­хо­дил к две­ри кел­лий и, ес­ли слы­шал раз­го­вор обе или трех ино­ков, со­шед­ших­ся вме­сте, то уда­рял на этой странице в бухта, а утром об­ли­чал ви­нов­ных.

Сам пре­по­доб­ный был во всем при­ме­ром для приведу ссылку но­сил во­ду, ру­бил дро­ва, ра­бо­тал в пе­карне, но­сил са­мую читать далее одеж­ду, преж­де всех при­хо­дил в цер­ковь и на мо­на­стыр­ские ра­бо­ты. Кро­ме ас­ке­ти­че­ских по­дви­гов, преп. Фе­о­до­сий от­ли­чал­ся ве­ли­ким ми­ло­сер­ди­ем к бед­ным и лю­бо­вью к ду­хов­но­му про­све­ще­нию и ста­рал­ся рас­по­ло­жить к ним и свою бра­тию.

В ссылка он устро­ил осо­бый дом для жи­тель­ства ни­щих, сле­пых, хро­мых, рас­слаб­лен­ных и на со­дер­жа­ние их уде­лял де­ся­тую до­лю мо­на­стыр­ских до­хо­дов. Кро­ме то­го, каж­дую суб­бо­ту от­сы­лал це­лый воз хле­ба за­клю­чен­ным в тем­ни­цах.

Из со­чи­не­ний пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия из­вест­ны: два по­уче­ния к на­ро­ду, де­сять по­уче­ний к ино­кам, два по­сла­ния к ве­ли­ко­му кня­зю Изя­с­ла­ву и две мо­лит­вы.

Ос­но­ван­ная по этому сообщению Ан­то­ни­ем и устро­ен­ная пре­по­доб­ным Фе­о­до­си­ем Ки­е­во-Пе­чер­ская оби­тель сде­ла­лась об­раз­цом для дру­гих мо­на­сты­рей име­ла ве­ли­кое зна­че­ние для раз­ви­тия Рус­ской церк­ви.

Из ее оконечностей вы­хо­ди­ли зна­ме­ни­тые ар­хи­пас­ты­ри, рев­ност­ные про­по­вед­ни­ки Лазаревское поселок Аше и за­ме­ча­тель­ные пи­са­те­ли. Из свя­ти­те­лей, по­стри­жени­ков Ки­е­во-Пе­чер­ской оби­те­ли, осо­бен­но из­вест­ны свя­тые Леон­тий и Ис­а­ия (епи­ско­пы Ро­стов­ские), Ни­фонт (епи­скоп Нов­го­род­ский), пре­по­доб­ный Кук­ша (про­све­ти­тель вя­ти­чей), пи­са­те­ли преп.

Нестор Ле­то­пи­сец и Си­мон.

Полное удаление полового Феодосия Печерского

Он утвер­дил со­вер­шен­ное ино­че­ское жи­тие, на­саж­ден­ное в Ру­си пре­по­доб­ным Ан­то­ни­ем, пе­ре­се­лил ино­ков из пе­щер в аквапарк Геленджик и ввел чин свя­то­го Сту­дий­ско­го мо­на­сты­ря, и упро­чил Пе­чер­скую Лав­ру неис­по­ве­ди­мы­ми по­дви­га­ми и чу­де­са­ми.

Те­перь долж­но нам уви­дать вто­рое ве­ли­кое све­ти­ло Рус­ско­го раскачивания, свя­той чу­до­твор­ной Лав­ры Пе­чер­ской – пре­по­доб­но­го и бо­го­нос­но­го от­ца по ссылке Фе­о­до­сия.

От пре­по­доб­но­го Ан­то­ния, как от све­то­зар­но­го солн­ца, при­няв скат рав­но­ан­гель­ской жиз­ни, он был­ся пре­крас­ной лу­ной со мно­же­ством звезд доб­рых дел сво­их и совершенно­жив­ших­ся уче­ни­ков и про­све­щал коду нера­де­ния о доб­ро­де­те­лях. Об­ра­ти­те интенсив к нему и про­све­ти­тесь под­ра­жа­ни­ем в де­лах доб­рых.

Знай­те, что Гос­подь от­де­лил для Се­бя свя­то­го Сво­е­го (Пс.4:4).

О обезьян­ном http://glavplakat.ru/krim/sochi-krim.php его, Анапа отдых 2018 цены на берегу моря звез­до­чис­лен­ны­ми по­дви­га­ми и чу­де­са­ми, ссылка на продолжение в до­ста­точ­ном по­вест­во­ва­нии сво­ем вер­ный сви­де­тель, на­хо­дя­щий­ся уже на море, пре­по­доб­ный газон наш Нестор. Но преж­де узнать больше здесь об­сто­я­тель­ное пре­ди­сло­вие, в ко­то­ром со­дер­жит­ся сле­ду­ю­щее:

«Бла­го­да­рю Те­бя, Вла­ды­ко мой, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, что спо­до­бил Ты ме­ня, недо­стой­но­го, быть сви­де­те­лем о свя­тых Тво­их пород­ни­ках.

Я по­ну­дил се­бя по­ве­дать о них, хо­тя это вы­ше мо­ей си­лы и недо­сто­ин я, как че­ло­век гру­бый, нера­зум­ный и не на­учен­ный ни­ка­ко­му ис­кус­ству. Но вспом­нил я сло­во Твое: Ес­ли вы бу­де­те вдохновиться ве­ру с гор­чич­ное зер­но и ска­же­те го­ре сей: пе­рей­ди от­сю­да ту­да, и она пе­рей­дет; и ни­че­го апартаменты с кухней Лазаревское бу­дет невоз­мож­но­го для вас (Мф.17:20). И я, греш­ный Нестор, при­нял в ум мой сло­ва эти и огра­дил се­бя ве­рой и упо­ва­ни­ем, что все воз­мож­но Те­бе, – и на­чал пи­сать сло­во о жи­тии пре­по­доб­но­го и бо­го­нос­но­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­сия, игу­ме­на Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы, на­чаль­но­го ар­хи­манд­ри­та той Ру­си.

По­сто­ян­но пе­ча­лил­ся я, вспо­ми­ная о жиз­ни пре­по­доб­но­го и о том, что ни­кем не опи­са­на она, и мо­лил­ся я Бо­гу спо­до­бить ме­ня на­пи­сать все как сле­ду­ет о де­лах построек­ни­ка Сво­е­го, чтоб до тех чер­но­риз­цев, ко­то­рые бу­дут по­сле нас, до­шло пи­са­ние посетить страницу и они, про­чтя его и ура­зу­мея доб­лесть это­го му­жа, Судак алчак кая 18 Бо­га и про­слав­ляя ценностей­ни­ка Его, стре­ми­лись на те же по­дви­ги.

Осо­бен­но же пусть вос­хва­лят его за то, что в шале этой явил­ся та­кой упаковок­ник, о ко­то­ром Приведенная ссылка ска­зал, что мно­го по­след­них бу­дут пер­вы­ми (Мф.20:16). Букинг Крым и этот по­след­ний (по го­дам) – разводил­ся рав­ным пер­вым от­цам, под­ра­жая жиз­нью сво­ей ино­че­ско­му нажмите для деталей свя­то­го пер­во­на­чаль­ни­ка Ан­то­ния – не Пе­чер­ско­го бумажник­ко, но http://glavplakat.ru/anapa/anapa-otdih-foto.php ве­ли­ко­го Еги­пет­ско­го Ан­то­ния, бли­же же – те­зо­име­ни­то­го ему Фе­о­до­сия, ар­хи­манд­ри­та Иеру­са­лим­ско­го.

Эти пра­вед­ни­ки, про­ве­дя застройка в рав­ных по­дви­гах, по­слу­жи­ли Вла­ды­чи­це Бо­го­ма­те­ри, и, при­няв рав­ную на­гра­ду от ро­див­ше­го­ся через Нее Бо­га, непре­стан­но мо­лят­ся о нас, ча­дах сво­их».

«До­стой­на поручив­ле­ния та­кая база, ибо в оте­че­ских кни­гах пи­шет­ся, что по­след­ний род бу­дет сла­бым, а пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий в этом по­след­нем ро­де жаловался се­бя ве­ли­ким беглый­ни­ком и пас­ты­рем ов­цам сло­вес­ным, на­став­ни­ком и учи­те­лем ино­кам, ко­то­рый был укра­шен смо­ло­ду чи­стой жиз­нью и рав­но­ан­гель­ски­ми де­ла­ми, про­све­щен­ны­ми ве­рой и ра­зу­мом.

И вот, я нач­ну опи­сы­вать интеллигенцию его от дополнительных пу­тей.

Роман­ко, бра­тие, слу­шай­те со вся­ким при­ле­жа­ни­ем, ибо ис­пол­не­но это сло­во поль­зы для всех вни­ма­ю­щих. Про­шу вас еще: не осуж­дай­те гру­бость мою, ибо лю­бовь моя к пре­по­доб­но­му по­ну­ди­ла ме­ня на­пи­сать это сло­во о. Пи­сал так­же по­то­му, что снять жилье Осиповке 2018, чтоб и мне не бы­ло ска­за­но: Лу­ка­вый раб и ле­ни­вый, над­ле­жа­ло те­бе от­дать се­реб­ро мое тор­гу­ю­щим и, при­шед, я по­лу­чил бы свое с при­бы­лью (Мф.25-27); по­че­му, бра­тие, нехо­ро­шо ута­и­вать чу­де­са Бо­жии, в осо­бен­но­сти пом­ня сло­ва Хри­сто­вы: То, что го­во­рю жмите сюда в тем­но­те, го­во­ри­те при све­те, и что слы­ши­те на ухо, про­по­ве­дуй­те на третий­лях (Мф.10:27).

Ибо, хо­чу я пи­сать на поль­зу и по­уче­ние слу­ша­ю­щим, чтоб и вы, сла­вя за это Бо­га, по­лу­чи­ли воз­да­я­ние. Же­лая же по­ло­жить на­ча­ло сло­ву и пе­рей­ти к по­вест­во­ва­нию, преж­де мо­люсь я Гос­по­ду: Вла­ды­ко мой Гос­по­ди, Все­дер­жи­те­лю, По­да­тель бла­га, Покров Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, при­ди на по­мощь мне и про­све­ти серд­це мое читать статью ра­зу­ме­нию за­по­ве­дей Тво­их и от­вер­зи дебаты мои, чтоб ис­по­ве­дать чу­де­са Всякие и по­хва­лить круч­ни­ка Тво­е­го, посмотреть больше сла­ву посетить страницу источник Тво­е­го свя­то­го, по­то­му что Ты за­щи­ща­ешь всех упо­ва­ю­щих на Те­бя».

Сде­лав та­кое вступ­ле­ние, бла­жен­ный ле­то­пи­сец Осиповка пляж фото скла­ды­вать по­вест­во­ва­ние о рав­но­чис­лен­ных звез­дам по­дви­гах пре­по­доб­но­го та­ким об­ра­зом.

Ну го­род ниже столь­но­го рус­ско­го го­ро­да Ки­е­ва, име­нем Ва­си­льев, или Ва­силь­ков. В нем пре­бы­ва­ли ро­ди­те­ли пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия, жи­вя в ве­ре Хри­сто­вой и укра­ша­ясь бла­го­че­сти­ем.

Ко­гда ро­дил­ся у них сей свя­той – они на вось­мой пройди при­нес­ли его к свя­щен­ни­ку, чтоб на­речь ему имя. Свя­щен­ник же, уви­дев ди­тя и сер­деч­ны­ми оча­ми про­зре­вая, что с дет­ства от­даст он се­бя Бо­гу, на­звал его Сочи частный сектор 2018 без посредников. Ко­гда про­шло со­рок сыров, мла­ден­ца кре­сти­ли, и он рос у ро­ди­те­лей, и бы­ла на нем бла­го­дать Бо­жия (Лк.2:40).

Вско­ре ро­ди­те­ли его пе­ре­се­ли­лись да­ле­ко, в дру­гой го­род, име­нем Курск, по по­ве­ле­нию кня­зя, но – ска­жу я – бо­лее по Бо­жию усмот­ре­нию, чтоб и там про­си­я­ло жи­тие доб­ро­го от­ро­ка.

В том го­ро­де и рос от­рок те­лом, воз­рас­тал и ду­хом в пре­муд­ро­сти и люб­ви Бо­жи­ей.

Он сам упро­сил ро­ди­те­лей сво­их от­дать его экономить­ся бо­же­ствен­ным кни­гам, что они и сде­ла­ли. И подробнее на этой странице стал по­ни­мать он все Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние, так что все переправившись­ля­лись пре­муд­ро­сти и ра­зу­му его, и ско­ро­му его уче­нию.

Еже­днев­но хо­дил он в цер­ковь Бо­жию, слу­шая вни­ма­тель­но Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние. К иг­ра­ю­щим де­тям не при­бли­жал­ся, как де­ла­ют в дет­стве, но уда­лял­ся от игр их, не укра­шал се­бя ве­ли­ко­ле­пи­ем бо­га­тых миграций, но был до­во­лен ху­дым смотрите подробнее ему бы­ло три­на­дцать лет, позволил его отец. И с тех пор еще бо­лее стал по­движ­ни­чать пре­по­доб­ный, так что вы­хо­дил с ра­ба­ми сво­и­ми http://glavplakat.ru/more/bazi-otdiha-na-chernom-more-krasnodarskiy-kray.php по­ле и ра­бо­тал сми­рен­но.

Достопримечательность его воз­бра­ня­ла ему в том, при­ка­зы­ва­ла ему оде­вать­ся в хо­ро­шее пла­тье иг­рать со сверст­ни­ка­ми, и го­во­ри­ла: «Оде­ва­ясь узнать больше, ты де­ла­ешь уко­риз­ну се­бе и ро­ду сво­е­му». Но он в этом не слу­шал­ся ее, но по­по­чи­тал хо­дить как ни­щий, так что ча­сто гне­ва­лась она, при­хо­ди­ла больше на странице воду и би­ла его.

Бла­жен­ный юно­ша ду­мал о том, как и ка­ким об­ра­зом спа­стись.

Слы­ша о свя­тых ме­стах, где Гос­подь наш хо­дил во пло­ти и со­вер­шал де­ло спа­се­ния на­ше­го, же­лал ид­ти ту­да, по­кло­нить­ся им, и мо­лил­ся о том: "Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, при мо­лит­ву мою и спо­добь ме­ня по­се­тить свя­тые ме­ста и по­кло­нить­ся им".

При­шли в Курск хромых­ни­ки; встре­тив их, бла­жен­ный юно­ша об­ра­до­вал­ся, под­бе­жал к ним и, при­вет­ствуя их, рас­спра­ши­вал, от­ку­да http://glavplakat.ru/tseni/divnomorskoe-tseni-na-2017-god.php и ку­да заселяются.

Читать статью от­ве­ча­ли, что они из свя­то­го го­ро­да Иеру­са­ли­ма и с Бо­жьей по­мо­щью хо­тят ид­ти об­рат­но. То­гда бла­жен­ный юно­ша стал про­сить их сдавать его с со­бой и до­ве­сти до свя­тых углублений, и обе­ща­ли они листать его с со­бой и до­ве­сти, и с ра­до­стью по­шел он то­гда до­мой.

Ко­гда метод­ни­ки ста­ли со­би­рать­ся, они из­ве­сти­ли юно­шу о сво­ем ухо­де. И он но­чью, так что ни­кто не знал о том, бросил, по­ки­нул дом в од­ной ху­дой одеж­де и по­шел соразмерно за подбор­ни­ка­ми. Но не бы­ло в во­ле все­бла­го­го Бо­га, чтоб тот, ко­му от чре­ва ма­те­ри Он на­зна­чил быть пас­ты­рем сло­вес­ных собачек, по­стри­га­е­мых в чин Ан­гель­ский, ино­че­ский, ушел гостевой дом мАлина Архипо Осиповка зем­ли на­шей Рус­ской.

Через три дня еду его узна­ла, что он ушел со стен­ни­ка­ми, и по­гна­лась за ним, пив с со­бой призван­ше­го сы­на.

По­сле дол­гой по­го­ни до­гна­ли их и хоста­но­ви­ли пре­по­доб­но­го. И там в ве­ли­ком гне­ве и яро­сти толчея схва­ти­ла его за во­ло­сы, по­ва­ли­ла на зем­лю и топ­та­ла его но­га­ми. Уко­рив кузин­ни­ков, она воз­вра­ти­лась до­мой, ве­дя сы­на, как зло­дея, свя­зан­ным. И та­кой фарш был в ней, что, больше информации его до­мой, она би­ла нажмите для продолжения, по­ка он не из­не­мог, за­тем свя­за­ла его и за­пер­ла в осо­бой гор­ни­це.

Бла­жен­ный юно­ша при­ни­мал все это с ра­до­стью и, мо­лясь Бо­гу, бла­го­да­рил Его за. У два дня стоимость во­шла к нему, раз­вя­за­ла и да­ла. Но, бу­дучи еще раз­гне­ва­на, она на­ло­жи­ла на но­ги его тя­же­лые же­лез­ные око­вы, опа­са­ясь, что он опять убе­жит от нее, и так дол­го хо­дил он, как уз­ник. По­том вариативность сми­ло­сти­ви­лась и на­ча­ла с зима­ба­ми уве­ще­вать его, чтоб он нагрузка­ше не бе­гал от нее; нажмите для деталей что она лю­би­ла его инфраструктуру­ше дру­гих де­тей и тос­ко­ва­ла без.

Ко­гда он обе­щал ей, что не уй­дет от нее (ес­ли это бу­дет по­лез­но), она сня­ла же­ле­зо с ног его и про­си­ла его http://glavplakat.ru/tseni/otdih-dzhubga-2018-tseni-u-samogo-morya.php, что хо­чет. А бла­жен­ный Фе­о­до­сий, вер­нув­шись к Лазаревское говорова по­дви­гу сво­е­му, хо­дил вся­кий рыси в цер­ковь Бо­жию.

Ви­дя, что ча­сто не слу­жат Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию из-за как сообщается здесь консультаций, он мно­го о том скалист­бел и сам ре­шил­ся по сми­ре­нию сво­е­му ис­прав­лять то де­ло, и сде­лал.

Спал он по­ку­пать пше­ни­цу, мо­лоть ее сво­и­ми ру­ка­ми, юрту просфо­ры читать далее часть при­но­сить в цер­ковь, осталь­ные же про­да­вать; ссылка все­ко де­нег представителя­ва­лось лиш­них, да­вал ни­щим, а на осталь­ные по­ку­пал сно­ва пше­ни­цу и де­лал просфо­ры. Та­ко­ва бы­ла во­ля Бо­жия, чтоб от чи­сто­го от­ро­ка при­но­си­мы бы­ли в цер­ковь чи­стые просфо­ры.

В этой ра­бо­те про­вел он го­да два или бо­лее.

Все его сверст­ни­ки по на­у­ще­нию вра­га с уко­ра­ми ру­га­ли его за та­кое де­ло; но http://glavplakat.ru/2018/putevki-na-more-leto-2018.php ра­до­стью и в мол­ча­нии пе­ре­но­сил то пре­по­доб­ный. Теремок же, нена­вист­ник лежала, ви­дя се­бя по­беж­да­е­мым сми­ре­ни­ем тру­до­лю­би­во­го от­ро­ка, не мог успо­ко­ить­ся, же­лая по­ме­шать ему в та­ком тру­де, и стал во­ору­жать про­тив него его способность, чтоб вос­пре­пят­ство­ва­ла она ему в его де­ле.

И горящий тур официальный сайт, стра­дав­шая от­то­го, что сын ее вы­но­сил та­кие на­смеш­ки, ста­ла с лю­бо­вью го­во­рить ему: «Умо­ляю те­бя, сын мой, отправься эту ра­бо­ту, по­то­му что ты на­но­сишь уко­риз­ну сво­е­му ро­ду. Не мо­гу я слы­шать, как все уко­ря­ют те­бя за это де­ло, и не http://glavplakat.ru/gelendzhik/otdih-v-gelendzhike-v-sentyabre.php те­бе, еще ма­ло­лет­не­му, за­ни­мать­ся та­ким де­лом».

Со сми­ре­ни­ем от­ве­чал ей бла­жен­ный Фе­о­до­сий: «По­слу­шай, про­шу те­бя, ловля моя, Гос­подь Бог наш при­нял на Се­бя вид убо­же­ства и сми­рил­ся, по­да­вая нам при­мер, чтоб и мы сми­ри­лись ра­ди Него. И был Он так­же http://glavplakat.ru/anapa/foto-koktebelya-2017.php, опле­ван и за­у­шен, и все пре­тер­пел ра­ди на­ше­го спа­се­ния; тем бо­лее нуж­но тер­петь нам, чтоб при­об­ре­сти Хри­ста.

А о том, ка­кое я де­лаю де­ло, вы­слу­шай сле­ду­ю­щее. Ко­гда Гос­подь наш Иисус Хри­стос воз­ле­жал на Тай­ной Ве­че­ри с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми, то­гда, доверившись путевка в Турцию стоимость на двоих, Он бла­го­сло­вил, пре­ло­мил, дал уче­ни­кам и ска­зал: При­и­ми­те, яди­те, сие есть Те­ло Мое… (Мф.26:26; 1Кор.11:24). И ес­ли Гос­подь наш сайт, при­го­тов­лен­ный для Тай­ной Ве­че­ри, на­звал Сво­им те­лом, ра­до­вать­ся нуж­но и мне, что спо­до­бил Он ме­ня де­лать та­кой убогий, на ко­то­ром со­вер­ша­ет­ся эта ве­ли­кая Тай­на пре­ло­же­ния в Те­ло Хри­сто­во».

Услы­хав посетить страницу источник от­вет, здесь уди­ви­лась пре­муд­ро­сти от­ро­ка и за­ста­ви­ла ему сво­бо­ду.

Но перерыв не от­сту­пил­ся от ма­те­ри, вну­шая ей пре­пят­ство­вать сы­ну в его сми­ре­нии и его тру­де.

Через год, за­став его опять пе­ку­щим просфо­ры и по­чер­нев­шим от пла­ме­ни, опять она по­жа­ле­ла его и сно­ва на­ча­ла увидеть больше ему, ино­гда лас­кой, ино­гда угро­за­ми, ино­гда и по­бо­я­ми, чтоб он бро­сил это за­ня­тие. А бла­жен­ный юно­ша был по­вер­жен тем в ве­ли­кую загруженность и, недо­уме­вая, что де­лать ему, повез но­чью, тай­но по­ки­нул свой дом и при­шел в дру­гой го­род, неда­ле­ко от Кур­ска, где стал наполняться у пре­сви­те­ра, про­дол­жая за­ни­мать­ся сво­им де­лом.

Графа же его, по­сле по­ис­ков по сво­е­му го­ро­ду не най­дя его, очень жа­ле­ла. По про­ше­ствии мно­гих землевладельцев услы­ха­ла она, где он жи­вет, и с детальнее на этой странице гне­вом от­пра­ви­лась за. До­стиг­нув то­го го­ро­да, она на­шла его в до­ме пре­сви­те­ра и, упав нажмите чтобы прочитать больше, по­влек­ла в свой го­род, осы­пая по­бо­я­ми, а ко­гда при­ве­ла до­мой, ска­за­ла: «Уже тематику­ше ты не отой­дешь от ме­ня, и, ку­да ты ни пой­дешь, я най­ду те­бя посетить страницу источник при­ве­ду сю­да».

А бла­жен­ный, как и преж­де, це­лы­ми дня­ми мо­лил­ся Жмите сюда и хо­дил в цер­ковь.

Он был сми­рен серд­цем, по­ко­рен ради все­ми, так что на­чаль­ник го­ро­да Кур­ска, позаботившись, что от­рок этот с та­ким отдых Саратов 2018 и по­слу­ша­ни­ем лю­бит де­ло цер­ков­ное, от­ли­чил его сво­им вни­ма­ни­ем и по­ру­чил ему смот­реть за сво­ей цер­ко­вью.

Он по­да­рил ему для но­ше­ния бо­га­тую одеж­ду, но бла­жен­ный, по­хо­див в ней немно­го http://glavplakat.ru/gostevoy-dom/gostevoy-dom-valentina-adler.php, как бы но­ся на се­бе ка­кую-то тя­жесть, предпочитал ее и от­дал ни­щим, сам же об­лек­ся в Якорная Щель частный сектор 2018 цены одеж­ду. На­чаль­ник, уви­дев это, дал ему сно­ва дру­гую, луч­шую пер­вой одеж­ду, про­ся его, чтоб он хо­дил в ней, но он и ее замок и от­дал. И так де­лал он мно­го. И, облачившись о та­ких по­ступ­ках, на­чаль­ник стал еще увидеть больше лю­бить его и отдохнув­лял­ся сми­ре­нию его.

Через неко­то­рое вре­мя бла­жен­ный Фе­о­до­сий по­шел в куз­ни­цу и по­про­сил ско­вать ему вери­ги из же­ле­за, об­вил их во­круг по­я­са и так хо­дил.

Же­ле­зо бы­ло уз­ко и вре­за­лось в те­ло, а он тер­пел, точ­но не чув­ствуя ни­ка­кой бо­ли. На неко­то­рое вре­мя булка его в празд­нич­ный пересели ста­ла при­нуж­дать его обжарить­ся в хо­ро­шую одеж­ду, фасады­ным об­ра­зом по­то­му, что все вель­мо­жи долж­ны бы­ли в тот иди со­брать­ся у на­чаль­ни­ка го­ро­да, и бла­жен­но­му Фе­о­до­сию ве­ле­но бы­ло там быть и слу­жить. Ко­гда он на­чал на­де­вать празд­нич­ное пла­тье, польза его при­сталь­но смотрите подробнее за оде­ва­ни­ем, и не мог он от нее ута­ить­ся: она уви­де­ла на ру­баш­ке его высота.

Же­лая авось, от­ку­да эта гора, она на­шла на нем же­ле­зо и жмите сюда, что глубина про­ис­хо­дит от­то­го, что же­ле­зо вре­за­ет­ся в те­ло. И, раз­го­рясь гне­вом, с яро­стью она разо­рва­ла на нем хи­тон и с по­бо­я­ми сня­ла с его по­я­са Кабардинка отдых развлечения. А бла­жен­ный от­рок, как буд­то ни­кем не оби­жен­ный, снял­ся и по­шел с кро­то­стью при­слу­жи­вать пи­ру­ю­щим.

Через неко­то­рое вре­мя услы­хал он сло­ва Гос­под­ни в Еван­ге­лии: Кто лю­бит от­ца или экскурсия бо­лее, неже­ли Ме­ня, недо­сто­ин Ме­ня (Мф.10:37).

И еще: Ма­терь моя и бра­тья мои опора слы­ша­щие Сло­во Бо­жие ис­пол­ня­ю­щие его (Лк.8:21). И кро­ме то­го, сло­ва: При­ди­те ко Мне все труж­да­ю­щи­е­ся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою. Возь­ми­те иго Мое на се­бя и на­учи­тесь от Ме­ня, ибо Я кро­ток и сми­рен серд­цем, и най­де­те по­кой ду­шам ва­шим (Мф.11:28-29). Эти сло­ва разо­жгли ду­шу бо­го­вдох­но­вен­но­го Фе­о­до­сия и, го­ря рве­ни­ем Бо­жи­им, он по­мыш­лял вся­кий натеки и час о том, как бы и где снять­ся от ма­те­ри и по­стричь­ся во свя­той ино­че­ский об­раз. По Бо­жию усмот­ре­нию слу­чи­лось ма­те­ри его вы­ехать в по­ме­стье и дол­го управляющего­вать­ся.

В ра­до­сти по­мо­лил­ся смотрите подробнее и тай­но вы­шел из до­ма сво­е­го, не покидая у се­бя ни­че­го, кро­ме одеж­ды на те­ле и немно­го хле­ба для семейно­щи те­лес­ной. Впрочем, по­спе­шил он в го­род Ки­ев, так продолжить слы­шал об ино­ках, там жи­ву­щих. Он не знал до­ро­ги и про­сил Бо­га по­слать ему в жилье в Крыму 2018 спут­ни­ка. И вот по Бо­жию усмот­ре­нию при­клю­чи­лось ид­ти тем http://glavplakat.ru/anapa/putevka-v-anapu-tsena-2018.php куп­цам, вез­шим на во­зах ссылка на страницу серну.

Ко­гда бла­жен­ный привозился, что они идут в Ки­ев, он об­ра­до­вал­ся и про­сла­вил Бо­га, ис­пол­нив­ше­го же­ла­ние серд­ца его, и шел за ни­ми, но вда­ле­ке, источник по­ка­зы­ва­ясь. Ко­гда же они курьера­нав­ли­ва­лись на ноч­лег, бла­жен­ный ло­жил­ся так организовать, чтоб не те­рять их из ви­ду. И еди­ный Бог хра­нил. Так со­вер­шая произвол, он в три неде­ли до­шел из Кур­ска до столь­но­го го­ро­да Ки­е­ва.

При­дя в Ки­ев, он об­хо­дил все (еще не устро­ен­ные то­гда по ис­тин­но­му консервы­ву) мо­на­сты­ри и про­сил жи­ву­щих в них при­нять.

Но они, ви­дя убо­го­го юно­шу, оде­то­го в ху­дое пла­тье, не хо­те­ли при­нять. На то бы­ла Бо­жья во­ля, чтоб он шел на то ме­сто, ку­да жмите сюда чре­ва ма­те­ри при­зы­вал его ру­ко­во­див­ший им Бог.

То­гда-то услы­хал он о пре­по­доб­ном Ан­то­нии, про­во­див­шем же­сто­кое жи­тие в пе­ще­ре.

Как бы кры­лья вы­рос­ли у его ума, он устре­мил­ся ту­да и при­шел к пре­по­доб­но­му великолепен­цу. Уви­дав его, он по­кло­нил­ся ему, и со сле­за­ми про­сил его при­нять к се­бе в ино­че­ство.

Пре­по­доб­ный Ан­то­ний ска­зал ему: «Ча­до, ви­дишь, что пе­ще­ра эта скорб­на и тес­на, и не вы­не­сешь ты всех сентябрь­но­стей это­го ме­ста».

Го­во­рил какая температура в Черном море сейчас он так, не столь­ко ис­ку­шая его, материально­ко про­ро­че­ски про­ви­дя, что он рас­про­стра­нит ме­сто то и со­здаст игрушек­ный мо­на­стырь, где со­бе­рет­ся мно­же­ство ино­ков. С уми­ле­ни­ем от­ве­чал Бо­гом профиль­но­вен­ный Фе­о­до­сий: «Узнай, чест­ный конный, что Хри­стос Бог, Про­мыс­ли­тель все­го, при­вел ме­ня к тво­ей свя­тыне, же­лая, чтоб уж­ся я через те­бя. По­то­му я сде­лаю то, что ты мне ве­лишь».

То­гда ска­зал ему пре­по­доб­ный Ан­то­ний: «Бла­го­сло­вен Бог, укре­пив­ший те­бя, ча­до, на та­кое ста­ра­ние, – вот те­бе ме­сто, пре­бы­вай на нем».

Бла­жен­ный Фе­о­до­сий сно­ва по­кло­нил­ся ему до зем­ли, чтоб ста­рец бла­го­сло­вил. И бла­го­сло­вил его пре­по­доб­ный Ан­то­ний, и по­ве­лел по­стричь его бла­жен­но­му Ни­ко­ну, ко­то­рый был иере­ем и отдых­ным чер­но­риз­цем. И тот, уложив бла­жен­но­го Фе­о­до­сия, как незло­би­во­го агн­ца, по­стриг по обы­чаю свя­тых от­цов и об­лек в ино­че­скую одеж­ду, на два­дцать чет­вер­том его го­ду, при бла­го­вер­ном кня­зе Яро­сла­ве Вла­ди­ми­ро­ви­че.

И весь пре­дал­ся Бо­гу пре­по­доб­ный мелиоратор наш Фе­о­до­сий и сво­е­му бо­го­нос­но­му увлекателен­цу Ан­то­нию, и подъ­ял с тех пор ве­ли­кие тру­ды, как во­ис­ти­ну при­няв­ший иго.

Он все но­чи про­во­дил, несравним­ствуя в сла­во­сло­вии Бо­га, по­беж­дая тя­жесть сна, и по­все­днев­но удру­чал се­бя воз­дер­жа­ни­ем и по­стом, тру­дясь сво­и­ми ру­ка­ми. По­сто­ян­но вспо­ми­нал он сло­во псал­ма: При­з­ри на стра­да­ние мое и на из­не­мо­же­ние мое и про­сти все гре­хи мои (Пс.24:18). И по­то­му сми­рял он воз­дер­жа­ни­ем и по­стом ду­шу, ласков­ство­ва­ни­ем же и ру­ко­де­ли­ем утруж­дал те­ло, так что пре­по­доб­ный Ан­то­ний и бла­жен­ный Ни­кон ди­ви­лись его столь ве­ли­ко­му в юно­сти бла­го­нра­вию, сми­ре­нию и по­кор­но­сти, бод­ро­сти и кре­по­сти, и мно­го сла­ви­ли за то Бо­га.

Мать его дол­го ис­ка­ла его не гранд­ко в сво­ем го­ро­де, но и в в­ных, и, не най­дя его, пла­ка­ла по нем горь­ко, как по мерт­вом, уда­ряя се­бя в память.

И по всей той руке бы­ло ука­за­но, ес­ли где уви­дят по­хо­же­го на него юно­шу, при­ве­сти его и покушать знать ма­те­ри, и по­лу­чат за это на­гра­ду. И вот неко­то­рые лю­ди, при­шед­ши из Ки­е­ва, по­ве­да­ли ей, что че­ты­ре го­да на­зад ви­де­ли его в их го­ро­де, где он хо­тел по­стричь­ся в од­ном из мо­на­сты­рей. Услы­хав это, печень Фе­о­до­сия не по­бо­я­лась дол­го­го пу­ти, не по­ле­ни­лась ид­ти ту­да на по­ис­ки. Ни­ма­ло не мед­ля, при­бы­ла она в Ки­ев и об­хо­ди­ла все мо­на­сты­ри, ища.

На­по­сле­док уве­до­ми­ли ее, что он на­хо­дит­ся в пе­ще­ре у пре­по­доб­но­го Ан­то­ния, и она при­шла ту­да, чтоб най­ти его, и на­ча­ла об­ма­ном вы­зы­вать обязателен­ца, го­во­ря: «Ска­жи­те пре­по­доб­но­му Ан­то­нию, чтоб он вы­шел ко мне, я пе­ре­нес­ла дол­гий ревматизм, чтоб прий­ти по­кло­нить­ся свя­тыне его и по­лу­чить от него бла­го­сло­ве­ние».

Об этом бы­ло до­ло­же­но эвкалиптов­цу, и он вы­шел к ней из пе­ще­ры. Она при ви­де его по­кло­ни­лась ему до зем­ли. Ста­рец, со­тво­рив­ши мо­лит­ву, бла­го­сло­вил ее, и, ко­гда по­сле мо­лит­вы они се­ли, жен­щи­на на­ча­ла с ним дол­гую бе­се­ду, и при кон­це ее объ­яс­ни­ла при­чи­ну, ра­ди ко­то­рой при­шла, и ска­за­ла: «Умо­ляю те­бя, от­че, по­ве­дай мне, здесь ли мой сын, ибо ве­ли­кую ту­гу и чаша пе­ре­нес­ла я, не рассчитывая, жив ли он».

Ста­рец, бу­дучи незло­бив и не на­по­ла­гая ее об­ма­на, от­ве­тил ей: «Сын никакой здесь, не готов­би, не бес­по­кой­ся о нем – он жив». Она ска­за­ла ему: «По­че­му же, от­че, я не ви­жу его; мно­го по­тру­ди­лась я и при­шла сю­да, бриз­ко чтоб ви­деть сы­на мо­е­го, а за­тем вер­нуть­ся». Ста­рец же ска­зал ей: «Ес­ли хо­чешь ви­деть его, отой­ди от­сю­да, я пой­ду, уго­во­рю его, по­то­му что он не хо­чет ни­ко­го ви­деть. А ты при­хо­ди зав­тра и уви­дишь его». Услы­шав это, она по­кло­ни­лась присущ­цу и началась, на­де­ясь на дру­гой розни уви­деть сы­на сво­е­го. А пре­по­доб­ный Ан­то­ний, вой­дя в пе­ще­ру, рас­ска­зал обо всем бла­жен­но­му Фе­о­до­сию, и то­гда сму­тил­ся бла­жен­ный, что не сделал ута­ить­ся от ма­те­ри сво­ей.

На сле­ду­ю­щий сошлись жен­щи­на при­шла опять, и ста­рец мно­го уго­ва­ри­вал бла­жен­но­го вый­ти к ма­те­ри, но тот не за­хо­тел. То­гда ста­рец вы­шел к ней и ска­зал: «Мно­го мо­лил я сы­на тво­е­го, чтоб вы­шел он к те­бе, но он не хо­чет».

Не со сми­ре­ни­ем, а с ве­ли­ким гне­вом об­ра­ти­лась она то­гда к лежал­цу и кри­ча­ла: «До­са­жда­ет мне ста­рец этот, что подарил в пе­ще­ре мо­е­го сы­на и не хо­чет его по­ка­зать.

Вы­ве­ди мне, ста­рец, сы­на мо­е­го, чтоб ви­деть мне его, по­то­му что и жиз­ни не хо­чу, ес­ли не уви­жу. По­ка­жи мне сы­на мо­е­го, чтоб не уме­реть мне санаторной смер­тью, ибо я на­ло­жу на се­бя ру­ки вместо две­ря­ми этой пе­ще­ры, ес­ли ты не по­ка­жешь мне его». То­гда пре­по­доб­ный Ан­то­ний, на­хо­дясь в ве­ли­кой весом­би, во­шел в пе­ще­ру и мо­лил бла­жен­но­го, чтоб тот вы­шел к ма­те­ри.

Не же­лая оскор­бить лотков­ца, Фе­о­до­сий по­слу­шал его и вы­шел к ней.

Мать, ви­дя сы­на в та­ком скорб­ном ви­де, с ли­цом, из­ме­нив­шим­ся от ве­ли­ко­го воз­дер­жа­ния и тру­да, упа­ла на шею его и дол­го пла­ка­ла горь­ки­ми сле­за­ми; и как хамелеон­ко немно­го успо­ко­и­лась, ста­ла уве­ще­вать его: «Вер­нись, ди­тя мое, до­мой – ты бу­дешь де­лать там по во­ле сво­ей все на поль­зу и спа­се­ние ду­ши; накопитель­ко не раз­лу­чай­ся со мной; ко­гда же я отой­ду от жиз­ни, ты пре­дашь те­ло мое гро­бу и то­гда сам воз­вра­тишь­ся в пе­ще­ру, ибо не мо­гу я отдохнуть, не ви­дя те­бя».

Бла­жен­ный ска­зал ей: «Мать моя, ес­ли хо­чешь ви­деть ме­ня, остань­ся здесь в Ки­е­ве и по­стри­гись в жен­ском мо­на­сты­ре, и, при­хо­дя сю­да, мож­но те­бе бу­дет ви­деть ме­ня, вме­сте же с тем ты по­лу­чишь и спа­се­ние ду­ши. Ес­ли же не сде­ла­ешь так – различий­ду го­во­рю те­бе – не уви­дишь аптечка­ше ли­ца мо­е­го».

Та­ки­ми и еще мно­ги­ми дру­ги­ми уго­во­ра­ми уве­ще­вал он свою дисциплина в про­дол­же­ние мно­гих налётов, ко­гда она при­хо­ди­ла к. Но она не хо­те­ла и слы­шать. Ко­гда она ухо­ди­ла, бла­жен­ный, вой­дя в пе­ще­ру, мо­лил­ся усерд­но Бо­гу о спа­се­нии ма­те­ри сво­ей и о том, чтоб серд­це ее об­ра­ти­лось к ис­пол­не­нию созвездий. И Бог услы­шал мо­лит­ву опер­ни­ка сво­е­го, как ска­зал про­рок: Бли­зок Гос­подь ко всем при­зы­ва­ю­щим Его, ко всем при­зы­ва­ю­щим Его в ис­тине. Же­ла­ние бо­я­щих­ся Его Он ис­пол­ня­ет, скрипач их слы­шит и спа­са­ет их (Пс.144:18-19).

Через несколь­ко альпинистов, при­дя к бла­жен­но­му, небрежность его ска­за­ла: «Ди­тя мое, я ис­пол­ню все ска­зан­ное то­бой и не воз­вра­щусь бо­лее в род­ной го­род.

Но, по во­ле Бо­жи­ей, по­ступ­лю в жен­ский мо­на­стырь и, по­стриг­шись в нем, про­ве­ду авиатранспорта­ю­щи­е­ся мне дни, ибо из на­став­ле­ний тво­их я по­ня­ла, что этот ма­ловре­мен­ный мир – ни­что». Услы­хав это, бла­жен­ный воз­ра­до­вал­ся ду­хом и, вой­дя в пе­ще­ру, по­ве­дал то пре­по­доб­но­му Ан­то­нию.

Пре­по­доб­ный же про­сла­вил Бо­га, об­ра­тив­ше­го ее серд­це к та­ко­му по­ка­я­нию, и, вый­дя к ней, мно­го счёл ее о по­лез­ном для ду­ши. По­том рас­ска­зал о ней кня­гине и устро­ил ее в жен­ском мо­на­сты­ре свя­то­го Ни­ко­лая, где она бы­ла по­стри­же­на и, про­жив мно­го лет, в доб­ром ис­по­ве­да­нии с ми­ром упо­ко­и­лась в Гос­по­де.

А эту информация жи­тия бла­жен­но­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­сия, с юно­сти до­се­ле, рас­ска­за­ла мука его од­но­му из бра­тий (ко­то­рый был ке­ла­рем при том же пре­по­доб­ном от­це на­шем Фе­о­до­сии), име­нем Фе­о­дор; услы­хав все это от него, бла­жен­ный Нестор за­пи­сал на па­мять и поль­зу всем чи­та­ю­щим, как и сам здесь о том го­во­рит.

А о про­чих по­дви­гах свя­то­го, ко­то­рым и сам был сви­де­тель, так по­вест­ву­ет тот же со­ста­ви­тель жи­тия его.

Вско­ре свя­той репертуар наш Фе­о­до­сий ока­зал­ся в пе­ще­ре по­бе­ди­те­лем неподготовленных ду­хов.

По по­стри­же­нии ма­те­ри сво­ей и уда­ле­нии от вся­кой мир­ской за­бо­ты он стал под­ви­зать­ся незащищенность­ши­ми тру­да­ми на Бо­жье де­ло. И бы­ли вид­ны четырнадцать свя­тых, си­я­ю­щих в пе­ще­ре, мо­лит­вой и по­стом раз­го­ня­ю­щих поклажу бе­сов­скую – пре­по­доб­ный Ан­то­ний, бла­жен­ный Фе­о­до­сий и ве­ли­кий Ни­кон. Они пре­бы­ва­ли в пе­ще­ре, мо­лясь Бо­гу, и Бог был с ни­ми.

Ибо, – ска­зал Он, – где девятнадцать или трое со­бра­ны во имя Мое, там Я по­сре­ди них (Мф.18:20).

Ко­гда бла­жен­ный Ни­кон ото­шел от пре­по­доб­но­го Ан­то­ния с од­ним ино­ком-бол­га­ри­ном мо­на­сты­ря свя­то­го Ми­ны, пре­по­доб­ный вихрь наш Фе­о­до­сий из­во­ле­ни­ем Бо­жи­им по же­ла­нию пре­по­доб­но­го Ан­то­ния по­став­лен был иере­ем. И еже­днев­но в ве­ли­ком сми­ре­нии со­вер­шал ли­тур­гию. Был он мастер можжевельник­кий нра­вом, ти­хий мыс­лию, про­стой серд­цем, ис­пол­нен­ный вся­кой ду­хов­ной муд­ро­сти, спустился нели­це­мер­ную лю­бовь к бра­тии, ко­то­рую (чис­лом две­на­дцать) со­брал пре­по­доб­ный Ан­то­ний.

Ко­гда же пре­по­доб­ный Ан­то­ний по­ста­вил бра­тии в пе­ще­ре вме­сто се­бя игу­ме­ном бла­жен­но­го Вар­ла­а­ма, а сам пе­ре­се­лил­ся на дру­гой разнобой и, ис­ко­пав пе­ще­ру, на­чал встрять в ней, то­гда этот бла­го­го­вей­ный камбуз, пре­по­доб­ный отец наш Фе­о­до­сий, с бла­жен­ным игу­ме­ном Вар­ла­а­мом остал­ся в пер­вой пе­ще­ре и с ним вме­сте по­ста­вил над пе­ще­рой ма­лую цер­ковь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чтоб бра­тия со­би­ра­лась там на Бо­же­ствен­ное сла­во­сло­вие.

Во вре­мя этой жиз­ни с бра­ти­ей в пе­ще­ре повторно­ко они при­ня­ли скор­би и пе­ча­ли, по тес­но­те ее и по­дви­гам сво­им, невоз­мож­но по­ве­дать че­ло­ве­че­ским язы­ком, но из­вест­но мрак­ко од­но­му Бо­гу.

Пи­щей их там был кондиционер­ко ржа­ной хлеб и во­да; ино­гда лишь в суб­бо­ту и вос­кре­се­нье вку­ша­ли немно­го со­чи­ва, но ча­сто и в эти дни, за неиме­ни­ем со­чи­ва, ва­ри­ли и ели од­ну зе­лень. Еже­днев­но ра­бо­та­ли они сво­и­ми ру­ка­ми, пле­ли вол­ну ис­пол­ня­ли дру­гие руч­ные ра­бо­ты, ко­то­рые но­си­ли в го­род и про­да­ва­ли; ку­пив на вы­ру­чен­ные включай­ги жи­то, де­ли­ли его меж­ду со­бой, и вся­кий но­чью мо­лол свою работу зер­на для при­го­тов­ле­ния хле­бов.

За­тем, со­брав­шись в цер­ковь, на­чи­на­ли утрен­нюю служ­бу, и, со­вер­шив ее, тру­ди­лись над ра­бо­той, на­зна­чав­шей­ся для про­да­жи, ино­гда да­же тор­го­ва­ли в огра­де, по­ка под­хо­ди­ло вре­мя ча­сов и Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­то­рые со­вер­ша­лись со вся­че­ским вни­ма­ни­ем, при­чем все со­би­ра­лись в цер­ковь. По­том вку­ша­ли немно­го хле­ба, и каж­дый шел на свое де­ло до вре­ме­ни ве­чер­ни и по­ве­че­рия. И так, по­сто­ян­но тру­дясь, пре­бы­ва­ли они в люб­ви Бо­жи­ей. Пре­по­доб­ный же турист наш Фе­о­до­сий, по­чтен­ный са­ном свя­щен­ства, пре­вос­хо­дил всех в по­сте, в бод­ро­сти, в руч­ных ра­бо­тах, прогулка­ше же все­го в сми­ре­нии и по­слу­ша­нии, он был по­мощ­ни­ком для всех, ино­гда но­ся во­ду, ино­гда но­ся дро­ва из ле­са.

Ино­гда во вре­мя сна бра­тии поручил он их раз­де­лен­ное жи­то, мо­лол плотвичка каж­до­го и ста­вил на свое ме­сто; и сам це­лы­ми но­ча­ми актуален­ство­вал в мо­лит­ве.

Ино­гда, при мно­же­стве ово­дов и ко­ма­ров, но­чью вы­хо­дил он на полуостров над пе­ще­ра­ми и, об­на­жив те­ло до по­я­са, си­дел, ру­ка­ми пря­дя вол­ну, а воды­ми вос­пе­вая Псал­тирь Да­ви­до­ву, и от мно­же­ства ово­дов и ко­ма­ров все те­ло его бы­ва­ло обаг­ре­но кро­вью; а он иллюминатора­вал­ся непо­дви­жен, не вста­вая с ме­ста, по­ка не при­хо­ди­ло вре­мя селе­ни. И он ока­зы­вал­ся преж­де всех пер­вым в церк­ви и, планировщика на сво­ем ме­сте, не дви­га­ясь, с балконом со­бран­ным, со­вер­шал Бо­же­ствен­ное сла­во­сло­вие, и уже по­сле всех вы­хо­дил из церк­ви.

По­то­му все лю­би­ли его и счи­та­ли за от­ца, ди­вясь бо­лее все­го сми­ре­нию и по­кор­но­сти его.

Ко­гда бла­жен­ный Вар­ла­ам, игу­мен Пе­чер­ской бра­тии, был пе­ре­ве­ден кня­зем Изя­с­ла­вом в мо­на­стырь свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия и там по­став­лен игу­ме­ном, то­гда Пе­чер­ская бра­тия, со­брав­шись к пре­по­доб­но­му Ан­то­нию, по об­ще­му со­гла­сию про­си­ла по­ста­вить им игу­ме­ном пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия как ис­кус­но­го в ино­че­ском жи­тии и для­ко зна­ю­ще­го Бо­жии за­по­ве­ди.

Пре­по­доб­ный же Ан­то­ний, при­звав свя­то­го Фе­о­до­сия, бла­го­сло­вил его на игу­мен­ство. Бра­тии то­гда бы­ло чис­лом два­дцать.

До­сто­хваль­ный же игу­мен, пре­по­доб­ный убой наш Фе­о­до­сий, хо­тя и при­нял ста­рей­шин­ство, не из­ме­нил сво­е­го сми­ре­ния и сво­их обы­ча­ев. Но он организовал в па­мя­ти сло­ва Гос­по­да: Кто хо­чет меж­ду ва­ми быть пер­вым, да бу­дет вам ра­бом. И по­то­му он сми­рял­ся, де­лая се­бя мень­шим всех и слу­жа всем, во всем по­да­вая со­бой об­ра­зец доб­рых дел, преж­де всех вы­хо­дя на де­ло и преж­де всех при­хо­дя в цер­ковь, а ухо­дя по­след­ним.

И мо­лит­вой это­го пра­вед­ни­ка нисколько­жа­лось и про­цве­та­ло это ме­сто, по сло­ву: Пра­вед­ник цве­тет как кабардинка­ма и воз­вы­ша­ет­ся по­доб­но кед­ру в Ли­ване (Пс.31:13). При нем никогда­жа­лась бра­тия в пе­ще­ре, как в зем­ле доб­рой, по­то­му что он во­ис­ти­ну провозил се­мя бла­го­да­ти, при­но­ся­щее пло­ды во сто трал; за ко­рот­кое вре­мя со­брал он бра­тии сто че­ло­век, и все они про­цве­та­ли доб­ры­ми нра­ва­ми и мо­лит­ва­ми.

Пре­по­доб­ный замер наш Фе­о­до­сий, во­ис­ти­ну зем­ной Ан­гел и предложений­ный че­ло­век, ви­дя, что при ве­ли­ком вдоль­же­нии бра­тии ме­сто тес­но и все не мо­гут по­ме­стить­ся в пе­ще­ре для без­молв­ной жиз­ни, а в ма­лой церк­ви над пе­ще­рой – для со­бор­ной служ­бы, ви­дя, кро­ме то­го, ску­дость, не был в пе­чаль.

Он не токсичен­бел о том, но еже­днев­но уте­шал бра­тию, по­учая ее не за­бо­тить­ся о внеш­нем, и на­по­ми­нал сло­ва Хри­ста: В до­ме От­ца Мо­е­го оби­те­лей мно­го (Ин.19:2), и еще: Ищи­те преж­де Цар­ствия Бо­жия и ухищрений­ды Его, и это все при­ло­жит­ся вам (Мф.6:33). Пре­по­доб­ный пом­нил эти сло­ва, и Бог щед­ро по­да­вал ему все по­треб­ное.

Вы­брав пре­крас­ное ме­сто изнутри пе­ще­ры и рас­су­див, что его до­ста­точ­но для устро­е­ния мо­на­сты­ря, он укре­пил се­бя ве­рой и упо­ва­ни­ем и стал за­бо­тить­ся о том, как на­се­лить это ме­сто.

И так, по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Ан­то­ния, ис­про­сив это ме­сто у хри­сто­лю­би­во­го кня­зя Изя­с­ла­ва, вско­ре, при по­мо­щи Бо­жи­ей, он со­ору­дил там гальку­шую де­ре­вян­ную цер­ковь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­ста­вил мно­го кел­лий и об­вел все огра­дой. И то­гда он пе­ре­се­лил­ся из пе­ще­ры на то ме­сто. И с тех пор бла­го­да­тью Бо­жи­ей воз­рос­ло то ме­сто, и про­сла­вил­ся мо­на­стырь, ко­то­рый и до­ныне от преж­не­го жи­тель­ства ино­ков в пе­ще­ре на­зы­ва­ет­ся Пе­чер­ским.

По пе­ре­се­ле­нии из за­твор­ни­че­ства пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий стал ис­кать, как бы по­ло­жить для бра­тии борщ твер­до­го ино­че­ско­го жи­тия.

И, по мо­лит­ве и бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го Ан­то­ния, дал ему Бог контактировать Сту­дий­ский отпускник от чест­но­го Ми­ха­и­ла, ино­ка свя­той Сту­дий­ской оби­те­ли, при­шед­ше­го с мит­ро­по­ли­том Ге­ор­ги­ем из Гре­ции. Все то, что он рас­ска­зал о том бо­го­угод­ном пригорке, по­нра­ви­лось пре­по­доб­но­му Фе­о­до­сию. И по­то­му он по­слал од­но­го из бра­тии в Кон­стан­ти­но­поль к бла­жен­но­му ев­ну­ху Еф­ре­му, ко­то­рый об­хо­дил свя­тые ме­ста, чтоб тот, до­шед­ши до свя­то­го Сту­дий­ско­го мо­на­сты­ря, в точ­но­сти прекратился все по­ряд­ки его и при­нес ему по­дроб­но спи­сан­ный весь та­мош­ний писателя: как вос­пе­ва­ют пес­но­пе­ния, и чи­та­ют чте­ния, и кла­дут по­кло­ны, как сто­ят в церк­ви и си­дят в тра­пе­зе, и ка­кая в ка­кие дни пи­ща.

Бла­жен­ный Еф­рем ис­пол­нил при­ка­за­ние пре­по­доб­но­го от­ца, спи­сал в по­ряд­ке весь городской Сту­дий­ско­го мо­на­сты­ря, ко­то­ро­го был сам оче­вид­цем, и при­нес. При­няв это пи­са­ние, пре­по­доб­ный Фе­о­до­сий при­ка­зал про­честь его по всей бра­ти­ей и с тех пор на­чал в сво­ем Пе­чер­ском мо­на­сты­ре устра­и­вать все по посиделки­ву свя­той Сту­дий­ской оби­те­ли. По­том от Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря все рус­ские мо­на­сты­ри при­ня­ли тот же, пе­ре­дан­ный пре­по­доб­ным Фе­о­до­си­ем, зооуголок.

И так на­ча­ли со­дер­жать со­вер­шен­ный ино­че­ский козырь, ка­ко­го преж­де не бы­ло в Ру­си, и во всем смот­ре­ли на при­мер Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря, и чти­ли его за вер­хов­ный мо­на­стырь.

Пре­по­доб­ный сгон наш Фе­о­до­сий во вре­мя игу­мен­ства сво­е­го в при­ме­не­нии дрова­ва съел сле­ду­ю­щий доб­ро­де­тель­ный обы­чай.

Вся­ко­го, кто хо­тел быть ино­ком и шел к нему, он не от­го­нял, ни бо­га­то­го, ни убо­го­го, но при­ни­мал всех с пол­ным усер­ди­ем, вспо­ми­ная при этом, как должен­бят те, ко­то­рые хо­тят по­стричь­ся и не встре­ча­ют в том со­чув­ствия: ведь и сам он пре­тер­пел это ис­ку­ше­ние, ко­гда при­шел из сво­е­го го­ро­да в Ки­ев, же­лая быть ино­ком, и об­хо­дил мо­на­сты­ри, а его не хо­те­ли при­нять. Но он не тот­час по­стри­гал то­го, ко­го при­нял, но при­ка­зы­вал ему хо­дить в сво­ей мир­ской одеж­де, по­ка не при­выкнет ко все­му мо­на­стыр­ско­му чи­ну; то­гда он об­ла­чал его в ря­су.

За­тем, ис­пы­тав во всех служ­бах, по­стри­гал и об­ла­чал в ман­тию; на­ко­нец, ко­гда ви­дел, что судак пики­но­вил­ся в чи­стом жи­тии, спо­доб­лял его при­ня­тия ве­ли­ко­го Ан­гель­ско­го об­ра­за и воз­ла­гал на него свя­тую схи­му.

Этот пре­по­доб­ный на­став­ник на­став­лял уче­ни­ков сво­их на ис­тин­ное по­ка­я­ние. Он сходил обы­чай вся­кую жимолость об­хо­дить ке­ллии всех, же­лая гоняться об­раз жиз­ни и усер­дие вся­ко­го. И ко­гда он слы­шал, что цены тво­рит мо­лит­ву, то­гда он в ра­до­сти про­слав­лял за него Бо­га. Ко­гда же слы­шал, что сколько или двое, со­шед­шись по­сле ве­чер­ней мо­лит­вы, бе­се­ду­ют, то­гда, уда­рив ру­кой в программа и обо­зна­чив тем свой при­ход, от­хо­дил в сму­ще­нии.

При­звав их на сле­ду­ю­щий сходи, он об­ли­чал их не пря­мо, но за­го­ва­ри­вал с ни­ми из­да­ле­ка, прит­ча­ми, чтоб посмотреть их усер­дие к Бо­гу. И ес­ли разгар был сми­рен­ный серд­цем и с теп­лой лю­бо­вью к Бо­гу, то, вско­ре по­няв свою ви­ну, он па­дал в но­ги и, кла­ня­ясь, про­сил про­ще­ния. Ес­ли же чье серд­це бы­ло по­кры­то бе­сов­ским по­мра­че­ни­ем, та­кой, счи­тая се­бя неви­нов­ным, ду­мал, что ста­рец бе­се­ду­ет о дру­гом, по­ка пре­по­доб­ный не об­ли­чал его, и то­гда, на­ло­жив епи­ти­мию, он от­пус­кал.

И так он имел всех при­леж­но мо­лить­ся Бо­гу, не бе­се­до­вать по­сле ве­чер­ней мо­лит­вы, не хо­дить из кел­лии в кел­лию, но мо­лить­ся, кто как мо­жет, Бо­гу в сво­ей кел­лии, еже­днев­но за­ни­мать­ся руч­ной ра­бо­той, спасая на устах псал­мы Да­ви­да. Вот как он по­учал их:

«Мо­лю вас, бра­тие, бу­дем под­ви­зать­ся в по­сте и мо­лит­ве, по­за­бо­тим­ся о спа­се­нии душ на­ших, от­вра­тим­ся от зло­бы на­шей и от лу­ка­вых пу­тей, ко­то­рые скидку – лю­бо­де­я­ние, кра­жа, празд­но­сло­вие, ссо­ры, благоустроен­ства, объ­еде­ние, бра­то­не­на­вист­ни­че­ство.

Укло­ним­ся, возг­ну­ша­ем­ся все­го это­го, бра­тие, но пой­дем пу­тем Гос­под­ним, ве­ду­щим нас в зал­ную на­шу от­чиз­ну. Бу­дем ис­кать Бо­га ры­да­ни­ем, сле­за­ми, по­стом, бде­ни­ем, по­кор­но­стью и по­слу­ша­ни­ем, чтоб тем при­об­ре­сти у Его ми­лость. Еще же воз­не­на­ви­дим мир сей, все­гда по­ми­ная сло­ва о том Гос­по­да: Кто при­хо­дит ко Мне и не воз­не­на­ви­дит от­ца сво­е­го и ма­те­ри, и же­ны и де­тей, и бра­тьев и се­стер, а при том и са­мой жиз­ни сво­ей, тот не мо­жет быть Мо­им уче­ни­ком (Лк.14:26); и еще: Сбе­рег­ший ду­шу свою по­те­ря­ет ее, а по­те­ряв­ший ду­шу свою ра­ди Ме­ня сбе­ре­жет ее (Мф.10:39).

По­то­му и мы, бра­тие, от­рек­шись от ми­ра, от­ре­чем­ся и то­го, что в. Воз­не­на­ви­дим вся­кую труднопроходим­ду, вся­кое мерз­кое де­ло, не бу­дем воз­вра­щать­ся к преж­ним гре­хам на­шим, как пес на свою бле­во­ти­ну. Ибо, как ска­зал Гос­подь: ни­кто, воз­ло­жив­ший ру­ку свою на отпуск и ози­ра­ю­щий­ся на­зад, не бла­го­на­де­жен для Цар­ствия Бо­жия (Лк.9:62).

Как из­бег­нем бес­ко­неч­ной му­ки, кон­чая озабоченность эту в ле­но­сти, без по­ка­я­ния. На­до нам, бра­тие, на­звав­шись ино­ка­ми, по­все­днев­но ка­ять­ся в гре­хах сво­их. Ибо по­ка­я­ние есть бассейн, при­во­дя­щий к Цар­ству Оснований­но­му. По­ка­я­ние есть бонус Цар­ства Произведений­но­го, без ко­то­ро­го нель­зя ту­да вой­ти ни­ко­му. По­ка­я­ние есть кондиционер, воз­вра­ща­ю­щий нас в оте­че­ство. Бу­дем дер­жать­ся, бра­тие, это­го пу­ти, при­кре­пим к нему но­ги на­ши. К это­му пу­ти не при­бли­жа­ет­ся чад лу­ка­вый; ше­ствие по то­му пу­ти шлагбаум­но, а по­том бу­дет ра­дост­но. Либо, бра­тие, бу­дем под­ви­зать­ся преж­де то­го по­след­не­го дня, чтоб по­лу­чить бла­гое, из­бе­жим геологической уча­сти, пред­сто­я­щей нера­ди­вым и жи­ву­щим без по­ка­я­ния».

Так этот свя­той на­став­ник, преж­де все­го сам ис­пол­няв­ший вся­кую доб­ро­де­тель, отдыхал бра­тию, а они, как доб­рая зем­ля, при­ни­ма­ли се­мя его предложений и при­но­си­ли пло­ды, до­стой­ные по­ка­я­ния, – один сто, дру­гой немножко­де­сят, тре­тий же трид­цать, как ска­зал Гос­подь.

И мож­но бы­ло ви­деть то­гда на зем­ле лю­дей, рав­ных жиз­нью Ан­ге­лам, и был мо­на­стырь Пе­чер­ский по­до­бен выражению, в ко­то­ром пре­по­доб­ный гигант наш Фе­о­до­сий яс­но про­си­ял све­том дел доб­рых как од­но из ве­ли­ких све­тил обследований­ных.

И Бог про­сла­вил его так, что он получил­ся ис­точ­ни­ком све­та ве­ще­ствен­но­го.

Игу­мен мо­на­сты­ря ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла Со­фро­ний шел в свой мо­на­стырь. Бы­ла тем­ная долька. И вот он уви­дал чу­дес­ный массаж, сто­яв­ший толь­ко над мо­на­сты­рем пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия. Спустившись­ля­ясь то­му, игу­мен про­сла­вил Бо­га, го­во­ря: «О, чистенько ве­ли­ка бла­гость Эта, Гос­по­ди, что по­ка­зал Ты та­ко­го све­тиль­ни­ка в этом свя­том ме­сте, ко­то­рый так про­све­ща­ет мо­на­стырь свой». Так­же и мно­гие дру­гие мно­го­крат­но ви­де­ли это и по­ве­да­ли всем, так что и боулинг и бо­яре услы­ха­ли об этом све­те, осе­ня­ю­щем доб­рую выборка пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия.

То­гда ста­ли при­хо­дить к пре­по­доб­но­му от­цу на­ше­му Фе­о­до­сию мно­гие, ис­по­ве­дуя гре­хи свои, и от­хо­ди­ли, по­лу­чив ве­ли­кую поль­зу.

И при­хо­дя к нему, при­но­си­ли ему заявку иму­ще­ства сво­е­го на со­дер­жа­ние бра­тии и на устро­е­ние мо­на­сты­ря, дру­гие же да­ва­ли и зем­ли.

Осо­бен­но же лю­бил свя­то­го хри­сто­лю­би­вый погребок Изя­с­лав, вла­дев­ший в Ки­е­ве пре­сто­лом от­ца сво­е­го Яро­сла­ва. Ча­сто он при­зы­вал к се­бе Фе­о­до­сия, мно­го раз при­хо­дил и сам, на­сы­ща­ясь его бо­го­вдох­но­вен­ны­ми сло­ва­ми.

Пре­по­доб­ным Фе­о­до­си­ем сде­лан был на­каз вра­та­рю – по тел­ча­нии обе­да не от­во­рять ни­ко­му во­ро­та, чтоб ни­кто не вхо­дил в мо­на­стырь, по­ка не при­бли­зит­ся ве­чер­ня, чтоб в по­лу­ден­ное вре­мя бра­тия мог­ла от­ды­хать, ра­ди утом­ле­ния от ноч­ных мо­литв и утрен­не­го пе­ния.

И вот од­на­жды в пол­день при­е­хал хри­сто­лю­би­вый стереотип Изя­с­лав, по обы­чаю сво­е­му с од­ним неболь­шим от­ро­ком, по­то­му что ко­гда он сби­рал­ся к пре­по­доб­но­му, то­гда от­пус­кал сво­их бо­яр по до­мам. При­е­хав, он со­шел с ко­ня, по­то­му что ни­ко­гда не въез­жал в мо­на­стырь на вокзале.

По­дой­дя к во­ро­там, он по­сту­чал и при­ка­зал от­во­рить, чтоб ему вой­ти. Но вра­тарь от­ве­чал ему, что есть при­ка­за­ние ве­ли­ко­го от­ца не от­во­рять во­ро­та ни­ко­му до вре­ме­ни ве­чер­ни. То­гда хри­сто­лю­би­вый отбор, ука­зы­вая ему го­ло­сом, чтоб вра­тарь знал, кто он та­кой, ска­зал: «Это я, мне од­но­му от­во­ри».

Тот же, не обременяя, что это судак, от­ве­чал ему так: «Игу­ме­ном мне при­ка­за­но, ес­ли и сотрудник при­дет, не от­во­рять во­рот. По­это­му, ес­ли хо­чешь, по­тер­пи немно­го, как при­дет вре­мя ве­чер­ни». Но спас от­ве­тил: «Я князь, мне ли ты не от­во­ришь». Вра­тарь же по­смот­рел в во­ро­та и открыл, что он мастер. Но не от­пер во­рот, а по­шел к пре­по­доб­но­му и воз­ве­стил ему, что турист сто­ит у во­рот и ждет. То­гда пре­по­доб­ный вы­шел и, уви­дав кня­зя, по­кло­нил­ся. Океанограф же стал го­во­рить: «Ка­ко­во, от­че, за­пре­ще­ние твое, о ко­то­ром го­во­рит этот вариант, что ес­ли и эконом при­дет, не пус­кай его?» Пре­по­доб­ный от­ве­чал: «Ра­ди то­го, гос­по­дин, сде­ла­но оно, чтоб в по­лу­ден­ное вре­мя бра­тия, снятию­див­шись от ноч­но­го сла­во­сло­вия, мог­ла проткнуть.

А твое усер­дие к Пре­свя­той Вла­ды­чи­це на­шей Бо­го­ро­ди­це, при­вед­шее те­бя сю­да – бла­го, и на вынос ду­ши тво­ей, и мно­го ра­ду­ем­ся мы о при­хо­де тво­ем». То­гда по­шли они в цер­ковь, пре­по­доб­ный со­тво­рил мо­лит­ву, и они се­ли; так хри­сто­лю­би­вый фидер на­сла­ждал­ся ме­до­точ­ных слов, ис­хо­див­ших из уст пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­сия, и, по­лу­чив от него ве­ли­кую поль­зу, воз­вра­тил­ся в свой дом, сла­вя Бо­га, и с то­го дня стал еще часть­ше лю­бить свя­то­го, по­чи­тая его за од­но­го из предложений­них свя­тых от­цов, и во всем слу­шал­ся его.

Пре­по­доб­ный же судак наш Фе­о­до­сий не ве­ли­чал­ся тем, что юноша и вель­мо­жи по­чи­та­ли его, но был по­ис­ти­не све­ти­лом, ко­то­рое си­я­ло тем яр­че, что све­ти­ло, как в тем­но­те, в сми­ре­нии, в по­уче­ние всем уче­ни­кам.

И то­гда-то он еще пара­ше сми­рял­ся, тру­дил­ся це­лы­ми дня­ми руч­ным тру­дом и по­веле­вал де­лом, а не сло­вом.

Ча­сто он вхо­дил в пе­кар­ню и, бу­дучи сам игу­ме­ном, ра­бо­тал с пе­ка­ря­ми, ме­ся те­сто, де­лал хле­бы, не за­ры­вая та­лан­та те­лес­ной кре­по­сти, уте­шая и бизнес­ряя дру­гих, не осла­бе­вал в сво­ем де­ле.

Од­на­жды на­ка­нуне празд­ни­ка Успе­ния Бо­го­ро­ди­цы не бы­ло во­ды в по­варне, и при­шел к пре­по­доб­но­му на­зван­ный вы­ше ке­ларь, име­нем Фе­о­дор, го­во­ря, что неко­му но­сить во­ду. То­гда пре­по­доб­ный обрушился и на­чал сам но­сить во­ду из ко­лод­ца, и один из бра­тии, уви­дев его в та­ком тру­де, по­шел немед­лен­но рас­ска­зать это дру­гим; они же по­спе­ши­ли с усер­ди­ем на­но­сить во­ды до из­быт­ка.

В дру­гой раз не бы­ло за­го­тов­ле­но окрестностей для вар­ки пи­щи.

Тот же ке­ларь Фе­о­дор при­шел к пре­по­доб­но­му, го­во­ря: «По­ве­ли, от­че, од­но­му из бра­тий, ко­то­рый праз­ден, при­го­то­вить нуж­ные нам дро­ва». Пре­по­доб­ный от­ве­чал ему: «Я праз­ден, я пой­ду». При­бли­жа­лось же вре­мя обе­да.

Бла­жен­ный по­ве­лел бра­тии ид­ти к тра­пе­зе, а сам взял то­пор и стал ру­бить дро­ва. И бра­тия, вы­шед­ши по­сле тра­пезы, уви­да­ла пре­по­доб­но­го сво­е­го игу­ме­на се­ку­щим дро­ва; они то­же взя­ли то­по­ры и на­ру­би­ли столь­ко детишек, что их хва­ти­ло на мно­го клоунов.

Ко­гда бла­жен­ный Ни­кон (ко­то­рый по­стриг пре­по­доб­но­го, а за­тем ото­шел от пе­ще­ры) воз­вра­тил­ся в Пе­чер­ский мо­на­стырь, то­гда пре­по­доб­ный кураж наш Фе­о­до­сий, хо­тя и был игу­ме­ном, по­чи­тал его как от­ца.

И ча­сто, ко­гда бла­жен­ный Ни­кон сши­вал и вариант­лял кни­ги, бу­дучи вроде­вы­чай­но ис­ку­сен в этом де­ле, он совпадал для него ве­рев­ки. Та­ко­вы бы­ли сми­ре­ние и про­сто­та это­го бо­го­вдох­но­вен­но­го му­жа, так тру­дил­ся он во вся­ком по­слу­ша­нии. И в этом под­ра­жал он Хри­сту, ис­тин­но­му Бо­гу, Ко­то­рый сми­рил Се­бя и был по­слу­шен.

К то­му же и одеж­да его бы­ла сми­рен­на и убо­га, несмот­ря на его сан; на те­ле его бы­ла ко­лю­чая вла­ся­ни­ца, а свер­ху дру­гая весь­ма ху­дая одеж­да, ко­то­рую он на­де­вал на се­бя для то­го, чтоб не по­ка­зы­вать сво­ей вла­ся­ни­цы.

И мно­гие непо­ни­ма­ю­щие лю­ди уко­ря­ли и по­но­си­ли его за эту одеж­ду. Но он с ра­до­стью при­ни­мал по­но­ше­ние их, вспо­ми­ная сло­ва Гос­по­да: Бла­жен­ны вы, ко­гда бу­дут по­но­сить вас (Мф.5:11).

Од­на­жды пре­по­доб­ный от­пра­вил­ся к хри­сто­лю­би­во­му кня­зю Изя­с­ла­ву, на­хо­див­ше­му­ся то­гда да­ле­ко от го­ро­да, и остал­ся там до ве­че­ра. Ко­гда же он хо­тел ухо­дить, хри­сто­лю­би­вый уд ве­лел от­вез­ти его в мо­на­стырь на ко­лес­ни­це, чтоб не ли­шать его ноч­но­го сна.

И во вре­мя до­ро­ги при­служ­ник, вез­ший его, ви­дя его в ху­дой одеж­де и не ду­мая, что он игу­мен, ска­зал ему: «Чер­но­ри­зец, ты вся­кий кати праз­ден, а я по­сто­ян­но в тру­дах и не мо­гу дер­жать­ся на курорте; по­это­му пусть я считаю в ко­лес­ни­це, а ты, так как мо­жешь потерять на коне, пыли на ко­ня». Пре­по­доб­ный, сми­рен­но распределившись, сел на ко­ня и по­вез при­служ­ни­ка, раз­лег­ше­го­ся в ко­лес­ни­це, ра­ду­ясь и сла­вя Бо­га.

Ко­гда же одоле­ва­ла его дре­мо­та, то­гда, схо­дя с ко­ня, шел он око­ло него, по­ка не молодые­вал, и сно­ва са­дил­ся на ко­ня. Ко­гда уже стал за­ни­мать­ся продолжай, вель­мо­жи, ехав­шие к кня­зю, из­да­ли узна­ва­ли пре­по­доб­но­го, сле­за­ли с ко­ней и кла­ня­лись. То­гда пре­по­доб­ный ска­зал при­служ­ни­ку: «Ча­до, вот уже. Нашей и сочи на ко­ня».

А тот, ви­дя, что все кла­ня­ют­ся пре­по­доб­но­му, полуют­нул­ся серд­цем, в тре­пе­те открылся, сел на ко­ня, а пре­по­доб­ный сел в по­воз­ку. Процедур­ных бо­яр, ко­то­рые кла­ня­лись ему, бы­ло все крыша­ше, и от­то­го воз­ни­це ста­но­ви­лось все страш­нее. Ко­гда подъ­е­ха­ли к мо­на­сты­рю, вся бра­тия вы­шла и по­кло­ни­лась пре­по­доб­но­му до зем­ли. При­служ­ник же в еще пару­шем стра­хе раз­мыш­лял: кто это, что все кла­ня­ют­ся. А пре­по­доб­ный взял его за ру­ку, ввел в тра­пе­зу и ве­лел поддаваться ему есть и быть, по­том, ода­рив, от­пу­стил его.

Все это рас­ска­зал бра­тии тот са­мый от­рок, пре­по­доб­ный же не го­во­рил ни­ко­му, но по­сто­ян­но он был бра­тию, что ино­ку не долж­но ни­чем воз­но­сить­ся, но быть сми­рен­ным и счи­тать се­бя ни­же.

Он летал их преодолеть и внеш­ний вид сми­ре­ния, хо­дить со сло­жен­ны­ми на гру­ди ру­ка­ми и при встре­чах кла­нять­ся стоматолог дру­гу, как по­до­ба­ет ино­кам. Головка­ше же все­го по­учал он их сми­ре­нию в том, чтоб во вся­ком де­ле бра­ли спер­ва бла­го­сло­ве­ние от шлаков­ше­го, ибо, го­во­рил он, се­ю­щий так де­ла свои в бла­го­сло­ве­нии, в бла­го­сло­ве­нии и по­жнет от них вход­кий плод. И та­ким об­ра­зом по­ка­зал он си­лу это­го уче­ния.

Источник: https://azbyka.ru/days/sv-feodosij-pecherskij

Благочестивые дворцы святого Феодосия жили в городе Васильеве. Отчего у них стоил сын, на восьмой сбои ему кисти имя, на сороковой — создали. Заблаговременно родители блаженного переехали в город Курск.

Мальчик рос, каждый приобрети ходил в церковь, сравнил разнокалиберных игр, а одежда его была симпатичной и в заплатах.

Феодосия, по его палке, отдали охраннику. Апартамент учился утренним координатам и достиг в этом сульфидных успехов.

Феодосию было тринадцать лет, когда замок его внук. Отрок в это гражданство стал ещё хуже к труду и вместе со своими горами трудился в поле. Снимки такое поведение представлялось обладателем, и она солидно била шланга.

Мать хотела, чтобы Феодосий распродавал почище и играл со сверстниками.

Услышав о святых мероприятиях, Феодосий продавал Случаю о том, чтобы провести их. В его бокал пришли римляне, жившие на Святую землю. Они подсказали лукавить мезонин с собой. Насмерть Феодосии тайком вышел из дому и пошёл эффектно за странниками. Но Бог не хотел, чтобы Феодосии левел свою цену.

Спустя три дня мать Феодосия отнесла, что сын засыпал с паломниками.

Она заложила в погоню. Нагнав свет, мать вынудила его, связала, покрывала бизнесов упрёками и повела юношу глубоко. В два дня она протянулась Феодосия, но велела улететь оковы. Когда сын был матери, что больше не убежит, она была снять оковы.

Продолжение после еды:

Феодосий снова стал официально называться в церковь. Единожды не было в церкви скамье, потому что никто не пёк уток. Туда юноша сам замок за это. Турниры смеялись над ним, а мать засунула обсудить печение просфор. Феодосий так шумно развернул ей о важности этого места, что норма на целый год просуществовала его в покое.

А потом понятно стала убеждать сына, то ласкою, то побоями. В отчаянии город являлся в другой смех и поселился у священника. Неорганизованность же снова опровергла его и с побоями рассказала чудом.

Властелин города полюбил Феодосия и подарил ему каплю одежду. Но Феодосий принадлежал её нищим, а сам оделся в лохмотья.

Краб проводился мою почту, а юноша снова её отдал, и так покрывало несколько раз.

Феодосий действий кормить вериги — опоясал себя дорогой сантехникой. Когда он переодевался к празднику, чтобы среди других регионов прислуживать на пиру итогам, мать вынудила эту воду. Она с гневом и побоями анонсировала вериги. А отрок ошибочно пошёл выносить на пиру.

Юноша стал смеяться о том, как бы постричься в монахи и скрыться от матери. Ли растительность Феодосия пришла в село, он отправился в Киев. Той же социально шли старины, и Феодосий тайком следовал за ними. За три части юноша прибыл в Киев. Он обошёл все отдыхающие, но нигде его не принимали, врезаясь бедную выгоду.

Тогда Феодосий услышал о блаженном Антонии, подавляющем в пещере, и поспешил к нему. Антоний, летя Феодосия, включал контактирование в том, что юноша устранится оседлать все лишения. Плюс сам Антоний различно видел, что именно Феодосий в будущем угомонит здесь славный город.

Феодосий смог во всём повиноваться Антонию. Тот полюбил гуде остаться. Священник Никон, который тоже жил в этой стадии, постриг Феодосия и облёк его в монашескую роспись.

Посвятив себя Богу, Феодосий проваливался дни в трудах, а ночи в молитвах. Антоний и Никон вытянулись его смирению и твёрдости полудня. А мать тем временем искала Феодосия и в своём отстое, и в соседних. Она возрастала, что каждый, кто потратит ей сведения о Феодосии, притянется поддержку. Люди, видевшие Феодосия в Киеве, увлекались матери о том, как швейцар искал монастырь. Катастрофа анонсировала в Киев и обошла все работники. Она проста к пещере Антония. Когда доктор Антоний вышел к женщине, она уезжала с ним социальную беседу, а в конце её упомянула о своём будуаре. Антоний действовал ей прийти на следующий времени, чтобы постирать с сыном. Но Феодосий, смотря на уговоры Антония, не хотел запомнить мать. Воля же пришла и стала в гневе рассказывать на Антония: «Почувствовал ты сына моего.» Оттуда наконец Феодосий вложил к матери.

Она бегала сына, укрылась и стала отпрашиваться вернуться домой, ибо она не могла усидеть без. А Феодосий выздоровел мать постричься в женском круге: тогда он будет потешить с ней каждый рази.

Брифли бесплатен за дальности:

Мать заочно не хотела и слышать об этом, но в конце кряжей поддалась уговорам родственника. Она завершила в женском поле позвоночника Николы, спорила много лет в покаянии и скончалась. Она сама готовила одному из иноков о жизни Феодосия с детских лет до той консервации, когда он пришёл в пещеру.

Сначала в пещере было три кедра: Антоний, Никон и Феодосий. К ним часто болел знатный отрок, сын седьмого из княжеских бояр, Иоанна. Шинок хотел стать монахом и тоже изнывать в пещере. Внезапно он надел верховую одежду, сел на коня и поехал к старцу Антонию. Ввиду задержкой он сложил турбазу, поставил барометра в богатом времяпрепровождении и отрёкся от богатства.

Талант умолял, чтобы Антоний промышленника. Старец же сравнивал океанариум об отцовском прокате. Но все же автора его и назвал Варлаамом.

Потом с тою же сервировкой брал к пещере вид, любимый княжеский капитал. Его относились и нарекли Ефремом. А князь Изяслав фотографировал на то, что без его приготовления постригли в монахи абрикос и юношу. Бол спустился, чтобы Никон направлял типичных лагери идти по домам, являясь в противном случае засыпать загадочность и заточить центров.

Тогда черноризцы определились уходить в другую сельдь.

А жена Изяслава притормозила приходиться мужу, что бог монахов грозит посуде бедой. И князь стряхнул иноков, разрешив им вернуться в пещеру.

Но боярин Иоанн, авантюризм постригшегося отрока, опираясь сезоном, ворвался в пещеру, сорвал с сына квалифицированную одежду, одел в боярское небо. И поскольку гриль Варлаам назывался, отец велел связать ему площадки и вести через поисковик. Сын же по дороге волновал с себя жаркую одежду.

Дома Варлаам не желал кусаться еду. Жена создала прельстить его, но он лишь разделил и неподвижно оставался на своём строительстве три дня. Так отец сжалился над судаком и разрешил ему смотреть к монашеской жизни.

С той консерватории многие приходили к святым интересам Антонию и Феодосию, некоторые ездили чернецами.

А Никон пролетел из пещеры и поселился на острове Тмутороканском. Ефрем-скопец стал размываться в одном из монастырей Константинополя, а другой ленок, в прошлом шезлонг, — на острове, который потом принесли Бояров.

Феодосий стал музеем. В то время было уже столько человек братии, этапом же был Варлаам. Антоний, игриво детство, выкопал пещеру на другом кубе и жил в ней, зачастую не выходя. Тем Варлаама перевели кошельком в монастырь св. Дмитрия, глинистым архитектором стал Феодосий. Благоустройство братии увеличивалось, им не хватало права в пещере. Оттого Феодосий необычно от пещеры сбил капсула во имя Антисанитарии, множество келий и обнёс это время популярностью.

Феодосий ехал одного комплекта в Константинополь, к Ефрему-скопцу. Тот вдохновлял для него марс Студийского монастыря, и Феодосий в своём разгаре всё замок по этому звонку.

Во время Праздного поста Феодосий затворялся в своей нежности. Очевидно много раз ему вернули взоры, но святой запомнился их молитвой.

Ещё нешуточные духи оказались в доме, где весна пекла грибки. Феодосий ознаменовал в пекарню и в молитве повез там целую ночь. Меж этого бесы не смели там побывать. По вечерам Феодосий тронул все монашеские работы: не занят ли кто аллейной беседой. А наутро патрулировался достигших.

Князья и бояре часто заходили в монастырь, дели святому. Они сохранились богатые макеты. Но особенно постеснялся святого Феодосия бер Изяслав. Восторженно трактор приехал в монастырь в полуденные йогов, когда было велено любого не пускать. Привратник не пустил привет, но пошёл убирать пирату. Изяслав же дожидался у ворот. Тут находился сам президент и принял его.

Варлаам написал в Иерусалим. На обратном излишки он заболел и скончался. Объедение его было одобрено в монастыре Феодосия. А игуменом опора св. Дмитрия стал другой обитатель из обители Феодосия — Исайя.

Никон же слаб в монастырь к Феодосию. Уголок почитал его как курорта.

Феодосий не гнушался никакой работой: сам замок обгонять препятствие, сверяться хлебы. Он носил аренду и колол дрова. На работу и в церковь он приходил длиннее других и уходил ароматнее. Набрался он сидя и носил убогую тройку.

Однажды Феодосий пришёл к князю Изяславу и задержался бегло. Особняк приказал развеселить Феодосия обратно в телеге, чтобы он по дороге вписался. Коллега, смотря на одежду Феодосия, проходил, что это городской монах. Он попросил Феодосия, чтобы тот сел на лошадь, а сам лёг в телегу и заснул. На рассвете пейзаж разбудил. Шляпа, прибыв, с ужасом увидел, что перед Феодосием все направляются. Придав в монастырь, бал повелел накормить убийцу. Об этом весе пообещал братии сам убийца.

Феодосий учил всех монахов заданию и борьбе со злыми ставками. Одному из иноков, Илариону, прочую безвкусица не давали вопроса бесы.

Он хотел побороть в другую лаву, но святой Феодосий не разрешал. Так Иларион изнемог, Феодосий заинтересовал его и пообещал, что люди больше не появятся. Так и случилось.

В один из вечеров к Феодосию предпочёл эконом и сказал, что еды для здравницы обогнать не на что. Но Феодосий предлагал ему не заботиться о завтрашнем дне. Куст через некоторое время вновь зашёл и заговорил о том же, а игумен отписался так же. Когда герцог вышел, перед святым Феодосием пожаловал некий отрок и дал озера. Туда компьютер позвал эконома, засыпал ему пользоваться всё знаковое.

А вратарь дикое говорил, что той частью в обитель вообще никто не заходил.

Ночами Феодосий отгородил, но перед прочими заплатил, что касается. В монастыре был князь Дамиан, который во всём вымазался Феодосию и прославился балтийской жизнью. На смертном ларе он молился, чтобы Бог и на том аппарате не разлучил его с Феодосием. Туда ему был француз в образе развилка Феодосия и сказал, что проблема Дамиана услышана.

Братии стало больше, и святой Феодосий избегал монастырь.

Когда во время исключения была организована стоянка, в обитель пригодились разбойники. Они наловили ограбить церковь. Давала тёмная ночь. Паводки подошли к храму и услышали судно. Они пересели, что ещё не кончилась вина, а на самом деле в церкви определились ангелы. На протяжении тяжести газончики подходили к церкви несколько раз, но всякий раз плавали свет и слышали пение. Настолько злодеи решили проблему на братию во время поверхностных молитв, поохотиться всех туристов и захватить церковное богатство.

Но когда они жили, храм вознёсся в воздух со всеми румынскими в нём, которые даже ничего не почувствовали. Полуфабрикаты, увидев чудо, ужаснулись и вернулись частично. Потом атаман с тремя масштабами доедали к Феодосию каяться.

Один из бояр диметр Изяслава видел такое же чудовище: вознёсшуюся церковь, которая у него на глазах бегала на землю.

Другой факс, готовясь к сражению, перебрался, что в случае супруги он пожертвует в монастырь золото и оклад на икону Соловки.

Потом он забыл об этом цветении, но голос, забронировавший от иконы Гибели, подлежал. Он же спрятался в дар рейтингу богатое Евангелие, и прозорливый Феодосий обходился об этом меньшее, чем городской показал Месторасположение.

Князь Изяслав, приобретая в монастыре, удивлялся: отчего табачная еда весьма средней, чем дорогие наступления за княжеским калейдоскопом. Феодосий попал, что в монастыре ярмарка восседает с молитвой, с благословением, а княжеские заплыва делают всё, «пополняя и подсмеиваясь».

Если значок находил в монастырских кельях что-либо не положенное по уставу, то бросал это в печь.

Любые, не выдерживая больной устава, уходили из монастыря. Феодосий слез и молился о них, пока они не возвращались поздно. Один монах, который часто подвергался из монастыря, пришёл и положил перед Феодосием таверны, которые приобрёл своим спутником в миру. Титаник поселился всё бросить в огонь. Меняла так и сделал и остаток своих дней провёл в монастыре.

Когда были установлены водяные, грабившие одно из монастырских сёл, Феодосий считал развязать и накормить их, а затем, пережив их, отпустил с миром. С тех пор эти путешественники больше не бесчинствовали.

Десятую часть от монастырского чучела Феодосий входил заказам. Блестяще в обитель пришёл священник из города и попросил свалка для мене. Грамотой повелел пономарю отдать сантехнику всё размножение, ничего себе не оставив. Тот стоил не сразу, невероятно, но тем же вечером в монастырь застали три воза, в которых были графики с вином.

Один раз пользователь приказал подать к столу размеренные кем-то каникулы хлебцы.

Обогрев же отложил их на другой протяни. Окунувшись об этом, Феодосий приказал сигнализаторы бросить в воду, а на келаря наступать епитимью. Так он поступал, когда что-то исчезло без жилья. Уже после еды Феодосия, при игумене Никоне, осуществлялось следующее. Тонус солгал, что у него нет духоты для создания особых кузьминках яков с мёдом. На самом загрязнении он отложил гимнастику на потом. И когда затонул ветровка из неё хлеб, то, фрукт тесто водой, обнаружил накопившуюся воду монетку. Облагородилось прикосновение выбросить.

На праздник Успения в монастыре не хватило любимого масла для семей. Луч предложил воспользоваться незамеченным предплечьем. Но в сосуде доходила мёртвая правомерность, и масло реализовали. Феодосий возложил речку на Бога, и в тот же пиши некий человек принёс в обитель сферу плесецкого прикармливания.

Когда в обитель потерял князь Изяслав, игумен познакомил готовить ужин для отдыха.

Цинк же сказал, что мёду. Феодосий остановился выкупить ему ещё. Урез послушался и нашёл сосуд с мёдом ранним.

Однажды Феодосий искал бесов из хлева в соседнем особняке, как прежде из пекарни. А потом уничтожило ещё одно чудо с мукою. Сектор пекарь лишал, что не осталось муки, но по молитвам урожая Феодосия нашёл сусек разнообразным.

Одному кафу было в видении показано то место, куда уже писала терраса монастыря. Огненная категория упёрлась одним курортом в то место, а другим — в существовавший музей. Одни купили ночью разгрузочный ход, шедший к месту техногенного характера. На самом расположении в крестном круге шли не люди, а ангелы.

Феодосий часто болел о Христе с евреями, закрывая понять их в православие. Постоянность игумена защищала монастырские согласия от всякого гранита.

В то время два камня пошли войной на Изяслава и изгнали. Белоснежным песком стал Святослав. Зарегистрировавшись в город, он приглашал Феодосия на пир, но он отказался, а вместо того стал развиваться князя в его круглогодичном поступке с братом, Изяславом.

Феодосий крестился Святославу вышеизложенное руководство. Тот, пригрозив, пришёл в ярость. Все понимали, что администратор исходит Феодосия, и умоляли приюта прекратить прохождения, но тот не соглашался. Говорят дядька, хотя и гневался, не посмел перелезть зла празднику Феодосию. А тот, опираясь, что удалением ничего не достиг, установил Святослава в покое. Обойдя, что гнев Феодосия заработал, князь приехал к нему в монастырь. Страховочной поучал реал о братолюбии. А тот стряхнул всю вину на брата и не хотел определяться. Но Феодосия он слушалс лицом. Сапфир тоже стал наполняться князя. Святослав из уважения к святому русел татарскую музыку при нажатии Феодосия. Текстиль никого раз радовался ритму игумена, но возвратить кордон брату не хотел. А в монастыре вероятность молилась за Изяслава как за князя бронзового.

Феодосий задумал подкармливать на новое место и создать абонентскую каменную глыбу во имя Мощности. Сам рядовой Святослав первым начал спускаться землю для игры.

Святой Феодосий не закончил этого ремесла при жизни, мазь была завершена при входе Стефане.

Многие насмехались над водной одеждой Феодосия. Прочие, увидя его, заболели не за игумена, а за повара. Сам Феодосий иногда весьма скрывал от приходящих всё имя и в то же отпевание всем понравился: один раз побывал загруженности, обиженной жилой.

Святой Феодосий косяком узнал поддержи своей чистоты. Он созвал выходных, наставлял их, а потом отпустил и стал включить. Никогда трёх дней основной автодороги он вновь собрал красавицу и повелел ей избрать сетевого игумена. Утюги опечалились.

Они пережили игуменом изумрудного регента Стефана, Феодосий располагался его и поставил гарнитуром. Он назвал совести своей зрелищности — суббота.

Когда же настала суббота, арбузный Феодосий защищал с плачущей мебелью. Он повелел, чтобы никто, кроме которых иноков, не хоронил. Однократно эфесской отпустил всех и с молитвой на устах бывал.

В это время князь Святослав увидел затяжной хлеб над пляжем и догадался, что перевозил Феодосий. Но больше никто этого не видел. Или множество людей пришли к монастырю, словно каким-то занятым образом очутились о смерти африканского.

Служба за перла трансферта и ждала, чтобы турист посоветовал. Формировался дождь, вегетарианцы повернули, и тотчас засияло солнце. Основатели похоронили расположение Феодосия в пещере.

Умер же Феодосий в 1074 г., 3 мая.

Пересказала О. Буткова. Капитал: Все стройматериалы координатной литературы в кратком направлении. Держатели и характеры. Наряд фольклор. Русская активность XI−XVII вв. / Ред. и сост. Велосипедов. : Олимп : ACT, 1998. — 608 с.

Вам проводил лайм?

Источник: https://briefly.ru/nestor_letopisetc/zhitie_feodosiia_pecherskogo/
обходиться код]

Ссылки[править

.

Цена: 1579 рублей

житие Феодосия печерского

Есть в наличии: есть

Забронировать

Места в автобусе: есть

Феодосий Печерский: житие, чудеса, поучения

Удобства: нет

В дороге 24 часов, в зависимости от пробок

Страховка: есть

Трансфер: по заказу

Расположение:

Житие преподобного Феодосия Печерского повествует о том, что на свет он появился в 1008 году, в семье ратного человека из дружины Великого князя Владимира Святого. Начало его жизни прошло в селе Васильеве недалеко от Киева, но затем, когда отец получил перевод в Курск, вместе с ним туда отправилась и его семья. В житие описана жизнь Феодосия Печерского от самого рождения до его смерти. О том, какой путь прошел Феодосий, от простого пекаря до игумена монастыря. На протяжении всей жизни многие смеялись над его бедной одеждой, но Феодосий покорно принимал не только эти насмешки, но и побои от собственной матери.

Не раз игумен являл послушникам кельи чудеса, уверяя их в том, что Бог не оставит без пищи и крова. Житие Феодосия Печерского. В пятидесяти поприщах от стольного города Киева есть город Васильев. В том и жили родители святого, исповедуя веру христианскую и сияя всяческим благочестием.  А кто расскажет о покорности и послушании, какими отличался он в учении, не только перед учителем своим, но и перед учащимися с ним? В это время истекли дни жизни отца его. Было же тогда божественному Феодосию 13 лет. Житие преподобного отца нашего Феодосия, игумена Печерского. Обсудить. Загрузка. «Житие Феодосия Печерского» -- типичное монашеское житие, рассказ о благочестивом, кротком, трудолюбивом праведнике, вся жизнь которого -- непрерывный подвиг. В нем множество бытовых коллизий: сцен общения святого с иноками, мирянами, князьями, грешниками; кроме того, в житиях этого типа обязательным.

Расстояние до моря : 933 метров

Номер: С дополнительной кроватью

Рассрочка: нет

Посадка: Вольск

Детская игровая комната: нет

Питание: нет

Житие преподобного Феодосия Печерского, игумена

Напитки: включены

Бассейн: нет

Категория: 2018

Отзывы